Вы можете приобрести билеты на наши спектакли в Интернете:

www.biletebi.ge

«Я ФАТАЛИСТКА!»

Источник: Инна БЕЗИРГАНОВА, «Русский клуб», 2008 г.

 

Более десяти лет назад материал об актрисе Тбилисского русского драматического театра имени Грибоедова, заслуженной артистке Грузии Л. Артемовой – Мгебришвили, я назвала так – «Золотая карета для Людмилы». Тем самым подчеркнула ее аристократическую, нестандартную красоту. Однако некогда именно нестандартность внешности Людмилы и помешала ей сделать кинокарьеру…

 

- Готовилась поступать в медицинский институт. Но случайно наткнулась на объявление в «Комсомольской правде» о наборе во ВГИК, - вспоминает актриса. – До окончания первого тура оставалось два дня. Я жила в трех часах езды от Москвы. У меня еще шли школьные экзамены… Родители, папа – горный инженер, мама – педагог, мои стремления не поощряли. Но я решила попробовать. Меня прослушивал Борис Андреевич Бабочкин. Читала «Темные аллеи» Бунина и «Анчар» Пушкина… и прошла во второй тур… Период учебы во ВГИКе – самые лучшие годы моей жизни. Борис Бабочкин был утонченным, интеллигентным человеком, в то же время острым на язык, цельным. Нам преподавали Борис Бибиков, Сергей Герасимов, Тамара Макарова. Атмосфера в институте была замечательная. Одновременно со мной во ВГИКе учились Наталья Белохвостикова, Наталья Гвоздикова, Наталья Бондарчук, а моей однокурсницей была Елена Соловей.

В конце четвертого курса Борис Бабочкин сказал: «Люся, тебе надо устраиваться в театр!» Хотя весь наш курс пошел на студию «Мосфильм». Я удивилась: «Почему в театр?» - «Так посоветовал Сергей Герасимов». Кстати, Сергей Аполлинариевич меня очень любил. Когда Борис Андреевич объявлял оценки по мастерству, то обычно говорил: «Артемова – пять! Сергей Аполлинариевич просил добавить – с большим плюсом»… К сожалению, я не была его студенткой. На вопрос Бабочкина «почему в театр?», Сергей Герасимов ответил: «Ты посмотри на нее! Именно из-за своей внешности она не будет сниматься» (в годы учебы Людмила была признана «мисс ВГИК». - от автора). Тогда кинематографу нужны были легко узнаваемые лица попроще. А я, по мнению Герасимова, не очень вписывалась в какие-то стандарты. Был, конечно, момент разочарования… Борис Андреевич договорился, чтобы меня прослушали в театре Ленинского комсомола. Я должна была показаться вместе с однокурсником Володей Соловьевым в сценах из «Антигоны» и «Свадьбы» Зощенко. Это были очень удачные курсовые работы. Я пришла в театр в назначенное время, а Володи нет. Звоню ему домой, и Володина мама сообщает, что сын сегодня уехал к родственникам в Воронежскую область. Позднее выяснилось, что Володя – больной человек с нарушениями психики. Во ВГИКе это никак не проявлялось, но очень скоро болезнь обострилась. Так я не поступила в Ленком. Наверное, все, что Бог дает, к лучшему. После случившегося мой муж, Александр Мгебришвили, учившийся на кинооператора, - в конце четвертого курса я уже вышла замуж, сказал мне: «Больше никаких экспериментов с театром!» И я сказала Борису Андреевичу: «Я еду в Тбилиси!» Он, естественно, возмутился: «Что, едешь в Тбилиси посуду мыть?». «Почему посуду?» - парировала я. – Буду работать в театре!» Так и случилось. Работаю в театре. И посуду дома мою тоже. Одно другому не мешает.

В театр имени Грибоедова заслуженная артистка Грузии Людмила Артемова-Мгебришвили пришла еще в начале семидесятых. Зрители помнят ее роли, сыгранные в замечательных спектаклях – таких, как «Забыть Герострата» Горина, «Сон в летнюю ночь» Шекспира, «Сестры» Разумовской. Позднее появились ее Екатерина Ивановна (спектакль «Женщина» по пьесе Леонида Андреева), Она («Запасной аэродром» Чхеидзе), Шарлотта и Раневская («Вишневый сад»), императрица Александра Федоровна («Распутин» Лашера), Эльмира («Тартюф»), героиня из спектакля по произведениям русской советской прозы «Рашен блюз», Сваха («Жизнь прекрасна!» по рассказам Чехова) и другие… Одна из любимых ранних работ актрисы – Ольга из спектакля «Сестры».

Из рецензии Н. Урушадзе:

«Л. Артемова – мастер. Ей недостаточно быть правдивой и чистой, логичной и несущей зрителю главную мысль, даже в минуты безграничного самовыражения (…) Это все для нее только способ создания художественного образа. И действительно, встреча с ее Ольгой заставляет многое вспомнить. Например, очень красивое одинокое дерево во время урагана, которое вот-вот сломается. Но нет, распростертое, распластанное по земле, как будто выдернутое из земли, оно все равно живет, все равно стоит. Потому что сильнее урагана душа, несущая добро другим».

- Что ты сейчас чувствуешь – твоя жизнь сложилась удачно или нет?

- Трудно говорить на эту тему. Я об этом не думаю. Во всяком случае, ни о чем не сожалею. Учитывая, как я сегодня отношусь к своей профессии, больших переживаний по поводу своей творческой судьбы не ощущаю. Но об удовлетворенности не может быть и речи. Не могу сказать, что прожила яркую, насыщенную жизнь, потому что слишком мало на моем пути было запоминающихся встреч. Хотя интересные люди, конечно, встречались. Но никто меня не потряс, не восхитил и особенно не удивил. Наверное, так же, как и я.

- В твоих словах сквозит разочарованность…

- Да, я разочарована в выборе профессии… Сегодня я хотела бы быть врачом. Но прежде я этого не понимала. Профессия врача более необходимая и нужная, чем актерская. Сегодня я вообще не могу назвать профессию актрисы профессией. Театр был и остается для меня хобби.

- Это довольно скандальное заявление. Коллеги могут тебя не поддержать.

- Зато искреннее. Это мое нынешнее отношение к моей профессии и театру вообще. К тому же и в театре ситуация не блестящая…При этом я очень доброжелательный зритель, смотрю работы коллег по-доброму. Многие спектакли мне нравятся. Но я очень часто вижу белые нитки, и меня это немножко раздражает. То есть театр не увлекает меня до такой степени, чтобы вызвать потрясение. Может быть, это пришло с возрастом. А вообще многое я осознала, когда услышала признание Сергея Юрского. К артисту подошел близкий ему человек, знаменитый актер и сказал: «Сережа, займитесь режиссурой! Как стыдно быть старым актером».

- А сама к этому никогда не стремилась - ставить?

- Нет. Не чувствую в себе никаких данных для этого.

- А как вообще относишься к женской режиссуре?

- Как ко многому, что делают женщины, - не очень хорошо. Режиссура – это чисто мужская профессия. Это все равно, что командовать армией, если не сложнее…

— Как ты думаешь, человек сам делает свою жизнь или все предписано свыше?

- Я фаталистка. Верю в судьбу. От человека тоже что-то зависит – в каких-то частных моментах. Верю в удачу. Она или сопутствует, или не сопутствует. Но, в конечном итоге, чему быть, того не миновать. Иногда наблюдаешь: человек глубокий, интересный, творческий, талантливый, а у него ничего не клеится, и наоборот. Чаще всего – наоборот!

- У тебя хорошая интуиция?

- Да. Можно сказать, как у змеи… Хотя по европейскому гороскопу я - Скорпион. В последнее время больше всего интуиции и доверяю.

- Что тебе сегодня нужно для счастья?

- Чтобы близкие были живы и здоровы. И себе того же желаю, потому что очень им нужна…

- Только потому, что им нужна? А говорят, нужно любить себя, тогда и другие будут любить сильнее.

- Это неправильно. Себя никогда не любила: не была эгоисткой, думала о близких и только о них. По-другому мыслить опасно. Если каждый будет заботиться о себе, тогда жить страшно…

- Если согласиться с тем, что весь мир - театр, как бы ты определила тот жанр, в котором протекает твоя жизнь?

- Я затрудняюсь свести свою жизнь к одному жанру. Все в ней было – и драматические события, и комедийные моменты…Но если посмотреть на сегодняшнюю жизнь вообще, то это, скорее, театр абсурда. Кстати, театр абсурда на сцене мне очень интересен, а вот в жизни ненавистен…

- Была в твоей жизни работа, которая повлияла на тебя, твою жизнь? Оставила ощущение гордости за свою профессию?

- Конечно, но я сознательно не хочу конкретизировать. Их было достаточно, чтобы как-то успокаивать себя, что не совсем зря выбрала актерскую профессию.

 

Из рецензии на спектакль «Женщина»:

«…В спектакле грибоедовцев героиня – не изначально порочная женщина, испорченность которой до времени скрыта. Отнюдь. Все совершенно наоборот: априори Екатерина Ивановна – чистый и честный человек. Просто она, как писал сам Леонид Андреев, «танцующая женщина»… Такие, как она, «танцующие», легче всего ломаются, когда их гармоничное «кружение» резко прерывается. Именно так и происходит с Екатериной Ивановной, какой ее играет Людмила Мгебришвили. Красивый, чистый, цельный человек оказывается в обстоятельствах, которые разрушают красоту, чистоту и цельность».

- Людмила, сегодня в вашем репертуаре не много больших ролей. Как вы к этому относитесь?

- С большим пониманием. Считаю, что это справедливо. Потому что театр – искусство молодых. Тем более, современный театр, который предполагает пластические решения. И это с возрастом тяжело и невозможно. Наблюдая за молодыми пластичными актерами, выполняющими сложные действия, трюки на сцене, понимаешь, что этого не сможешь сделать никогда! Трудно заставить современного зрителя смотреть спектакль без ярких пластических ходов, без зрелищности. Надо его чем-то покупать – пластикой… если не клубничкой.

- Что бы изменила, если бы пришлось прожить жизнь заново?

- Однозначно стала бы врачом.

- Людмила, сейчас большим спросом пользуются воспоминания актрис, актеров, режиссеров о своих бывших женах, мужьях, любовниках и любовницах. Как ты относишься к такой литературе?

- Не читаю. Не считаю это достойным занятием. Терпеть не могу женские романы, равнодушна к детективам. Читаю классику, обожаю поэзию.

- Только любовь делает человека счастливым. Ты согласна?

- Конечно. Вообще любовь. Не плотская. Даже Христос говорил, что к этому надо стремиться – возлюбить ближнего. Во всяком случае, важно, чтобы меньше было ненависти.

- Ты красивая женщина. За тобой, наверное, красиво ухаживали?

- Ухаживали. Но я считаю, что красота чаще мешает. Красивой женщине труднее жить. Все эти ухаживания всегда скорее раздражали, чем радовали или льстили самолюбию. Человек должен быть красив душой, производить впечатление манерой говорить, умением общаться, излагать мысли, а для этого необязательно обладать красивой внешностью.

- Тебе приходилось прибегать к помощи народных целителей, экстрасенсов?

- Да приходилось. Должна сказать, что мне они помогали. Это не блеф. Я это прочувствовала на себе.

- Ты кажешься человеком, который больше доверяет рацио. Как относишься к мистике, всяким предчувствиям, гаданиям?

- Человек я скорее эмоциональный, но стараюсь не поддаваться этому.

А что касается мистики… Умом я понимаю, что этого не существует, однако случаи из жизни других людей, мои вещие сны, предчувствия, которые оправдывались очень часто, заставляют верить в иррациональное. Как бы я не хотела в это не верить, должна признать, что ЭТО существует…

- Что еще оказывает на тебя целебное действие?

- Хорошие слова и добрые поступки.

- А если слова и поступки недобрые, ты обижаешься?

- Раньше реагировала очень болезненно, а сейчас больше прощаю… Стараюсь оправдать и объяснить поступки людей. Стала относиться к недостаткам терпимее.

- Если бы тебе сейчас предложили интересную роль, загорелась бы?

- Загорелась бы…

- Как поддерживаешь хорошую форму?

- Никак… если не считать, что делаю гимнастику. Но это не для формы, а для хорошего самочувствия… Я очень мало сплю – по четыре часа в сутки…. Поздно ложусь и рано встаю. Четырех часов мне вполне достаточно, чтобы вернуть силы…

- Что ж, желаю сохранять силы и оптимизм!

- Оптимисткой оставаться трудно. Приходится только уповать на разум других людей, которые нами руководят… на разных уровнях.

 

То, что осталось за скобками

Автору этих строк не просто было добиться встречи с актрисой из-за ее занятости: Людмила очень преданна семье, обожает внуков и принимает самое активное участие в их воспитании и становлении. По ее словам, семейные ценности – ее главный жизненный приоритет. Еще один штрих к портрету Людмилы: она собачница с многолетним стажем, может часами рассказывать о своих питомцах… Однажды даже призналась: «Люблю собак намного больше, чем людей. Меня совершенно потрясает их верность, понимание человека. Когда ты осознаешь, что это существо тебя обожает, разве можно не отвечать ему взаимностью?»